Виктор Танюкевич. Домик Гримм

Виктор Танюкевич. Домик Гримм

Театральные аппликации  №1

 

…Таковы люди в наших краях. Они требуют от врача невозможного. Старую веру они утратили, священник заперся у себя в четырех стенах и рвет в клочья церковные облачения; нынче ждут чудес от врача, от слабых  рук хирурга. Что ж, как вам угодно, сам я в святые не напрашивался; хотите принести меня в жертву своей вере – я и на это готов… (*)

 

Танюкевич В. Гость из-за холмов
Гость из-за холмов

 

…не успеваю оглянуться, как я уже у цели: словно ворота моей усадьбы, открываются прямо во двор больного; лошади стоят смирно; вьюга утихла; светит луна; отец и мать больного выходят мне навстречу; за ними бежит его сестра, меня чуть ли не на руках выносят из повозки; я не понимаю их сбивчивых объяснений; в комнате больного нечем дышать; щелястая печь дымит; я решаю открыть окно, но сперва хочу осмотреть больного. Это худенький мальчик, без рубашки, температура нормальная, не высокая и не низкая, глаза пустые, он высовывается из-под пуховой перинки, обнимает меня за шею и шепчет на ухо:

– Доктор, позволь мне умереть.

 

Танюкевич В. Охота на мошек
Охота на мошек

 

– Сейчас же еду домой, – решаю я, словно лошади меня зовут, но позволяю сестре больного, которой кажется, что я оглушен духотой, снять с меня шубу. Передо мной ставят стаканчик рому, старик треплет меня по плечу – столь великая жертва дает ему право на фамильярность. Я качаю головой; от предстоящего разговора с этим утлым старичком меня заранее мутит; только поэтому предпочитаю я не пить. Мать стоит у постели и манит меня; я послушно прикладываю голову к груди больного, – между тем как одна из лошадей звонко ржет, задрав морду к потолку,  и мальчик вздрагивает от прикосновения моей мокрой бороды.

 

Танюкевич В. Жаркое из кролика
Жаркое из кролика

 

Тут такое творится, что только руками разведешь. Черви длиной и толщиной в мизинец, розовые, да еще и вымазанные в крови, копошатся в глубине раны, извиваясь на своих многочисленных ножках и поднимая к свету белые головки. Бедный мальчик, тебе нельзя помочь! Я обнаружил у тебя большую рану; этот пагубный цветок на бедре станет твоей гибелью. Все семейство счастливо, оно видит, что я не бездействую; сестра докладывает это матери, мать – отцу, отец – соседям, видно, как в лучах луны они на цыпочках, балансируя распростертыми руками, тянутся в открытые двери.

– Ты спасешь меня? – рыдая, шепчет мальчик, потрясенный ужасным видом этих тварей в его ране.

 

Танюкевич В. Древо вдохновения
Древо вдохновения

 

Все в сборе, семья и старейшины деревни, они раздевают меня; хор школьников во главе с учителем выстраивается перед  домом и на самую незатейливую мелодию поет:

Разденьте его, и он исцелит,

А не исцелит, так убейте!

Ведь это врач, всего лишь врач…

И вот я перед ними нагой; запустив пальцы в бороду, спокойно, со склоненной головою, гляжу я на этих людей. Ничто меня не трогает, я чувствую себя выше их и радуюсь своему превосходству, хоть мне от него не легче, так как они берут меня за голову и за ноги и относят в постель. К стене, с той стороны, где рана, кладут меня. А потом все выходят из комнаты; дверь закрывается; пение смолкает; тучи заволакивают луну; я лежу под теплым одеялом; смутно маячат лошадиные головы в проемах окон.

 

Танюкевич В. Заклание волка
Заклание волка

 

– Знаешь, – шепчет больной мне на ухо, – а ведь я тебе не верю. Ты такой же незадачливый, как я, ты и сам на ногах не держишься. Чем помочь, ты еще стеснил меня на смертном ложе! Так и хочется выцарапать тебе глаза.

– Ты прав, – говорю я, – и это позор! А ведь я еще и врач! Что же делать? Поверь, и мне нелегко.

– И с таким ответом прикажешь мне мириться? Но такова моя судьба – со всем мириться. Хорошенькой раной наградили меня родители; и это все мое снаряжение.

–  Мой юный друг, – говорю я, – ты не прав; тебе недостает широты кругозора. Я, побывавший у постели всех больных в нашей округе, говорю тебе – твоя рана сущий пустяк: два удара топором под острым углом. Многие бы с радостью подставили бедро, но они только смутно слышат удары топора в лесу и не приближаются.

– Это в самом деле так или я брежу? Ты не обманываешь больного?

– Это истинная правда; возьми же с собою туда честное слово сельского врача.

И он взял его – и затих.

 

Танюкевич В. Превращение полена
Превращение полена

 

Но пора было думать о моем спасении. Лошади по-прежнему верно стояли на посту. Я собрал в охапку платье, шубу и саквояжик; одеваться я не стал, это бы меня задержало; если лошади помчат отсюда с такой же быстротой, как сюда, я, можно сказать, пересяду из этой кровати в свою. Одна из лошадей послушно отошла от окна: я кинул свой узел в коляску; шуба пролетела мимо и только рукавом зацепилась за какой-то крючок. Ничего, сойдет. Вскакиваю на лошадь. Упряжь волочится по земле, лошади еле связаны друг с другом, коляска треплется из стороны в сторону, шуба последней бороздит снег.

 

Танюкевич В. Первый петух
Первый петух

 

– Эй, залетные! – кричу, но какое там: медленно, словно дряхлые старики, тащимся мы по снежной пустыне; долго еще провожает нас новая, но уже запоздалая песенка детей:

Веселитесь, пациенты,

Доктор с вами лег в постель!

Этак мне уже не вернуться домой; на моей обширной практике можно поставить крест; мой преемник меня ограбит, хоть и безо всякой пользы, ведь ему меня не заменить… Голый, выставленный на мороз нашего злосчастного века, с земной коляской и неземными лошадьми, мыкаюсь я, старый человек, по свету. Шуба моя свисает с коляски, но мне ее не достать, и никто из этой проворной сволочи, моих пациентов, пальцем не шевельнет, чтобы ее поднять. Обманут! Обманут! Послушался ложной тревоги моего ночного колокольчика – и дела уже не поправишь!

 

Танюкевич В. Часовня
Часовня

 

Примечание:

(*) Здесь и ниже приведены фрагменты рассказа Ф. Кафки «Сельский врач»

———————————–

 Виктор Танюкевич

2020 г.

There are 7 comments
  1. Виктор

    Сдается мне, что в данной экспозиции самым интересным будет вопрос про «аппликации».
    Все остальное подано в свойственной мне манере визуализации аффективной валидности и традиционно заканчивается зрительской девиантностью каузальной атрибуции …
    Не то что бы я «списался» (даже наоборот), но как-то, задумавшись о судьбах людских (еще до выборов президента) и, побродив по арт-ресурсам, я пришел к выводу о закате такой формы подачи художественной формы, как «картина», то есть – ИЗОБРАЖЕНИЕ НА ПЛОСКОСТИ В РАМЕ. Нет, как таковая, картинка (именно – картинка!) еще будет существовать, пока существуют стены, куда их можно поместить. А так же картинки, проданные/купленные на аукционах и несущие на себе определенный монетарный эквивалент. Но, эти…объекты несут уже совсем другие прикладные функции.

    С горечью должен согласится с мнением, что эволюция в области техники нанесения изображения, приемов и композиционных подходов в сюжетах картин прекратилась. Остались интерпретации и импровизации. Изображение начинает из рамок расползаться в «стрит-» и растворяться в «паблик-». Даже нынешний «элитарный» сюрреализм скроен по лекалам трендсеттеров «haute couture» тел и «show room» душ до середины прошлого века.

    Так почему же «аппликации»? Избавление изображения от смысловой самодостаточности. Картинка должна раздражать зрителя своей незаконченностью и «силуэтностью» сюжета, мотивировать желание искать завершение в продолжении. Лишь только сложив вместе визуальный ряд из нескольких изображений, зритель получает удовлетворение завершением: и увидел, что это хорошо.

    Почему «театральные»? И текст, и изображение должны вместе составлять сюжетное действие. Имитируя свет, звук, движение, актеров (на кого покушаюсь!), обогащать изображение элементами, излишними в традиционных картинах. Вырваться в аксонометричность если и не формы, то смысла.

    При этом необходимо избежать попадания в ловушки: превращения картин в «оппозиционные» к тексту иллюстрации или текста в описательные наименования к картинам. Эта моя «аппликация №1», по-видимому, этих ловушек не избежала. Пока… ибо я всегда верю в то, посредством чего заставляю уверовать и других – я верю в себя самого!

    Во, проблемку себе создал!… Но, если она появилась, значит, это кому-нибудь нужно.

  2. Алексей Ляпин художник

    Свежо.

  3. Виктор

    Свежо – как много в этом слове….!!!!

  4. Адриано

    Начал смотреть. Где-то в начале подумал, какой странный текст, разумное сумасшествие Кафки. И да. Он.
    Мне понравилось. Формы, краски – всё в духе этого времени насилия и принуждения к сожительству: “любимую не отдают, а если нужно, и забить могут”. Да, в таком стиле вполне – “Страшные сказки мрачного королевства, или Дон Узурпатор”.
    Наёмники – чёрные Тени.
    Мещане, простые жители:
    – я голосовал за Узурпатора!
    – не ври. За него никто не голосовал.
    Переменщики: отличает любовь к белому и красному цветам, ЦВЕТАМ вообще – гильдии маляров и садовников.
    Троица цветочных фей.
    Врачи. И все остальные…

    У меня был давно уже в сети проект “Поэзия против”. Сейчас я-бы назвал иначе, но смысл тот-же.
    Единственное здесь, градация настроений: расширить хочется гамму от великого ужаса крови до белых и алых божеств, встречающих героев у врат Небес свободы…
    Всё как мы, мифологи, любим.

  5. Наталья Волкова

     — Что это?! Ты стал абсурдистом?!
    — Что ты, ма, это Леночка! (разглядывает рисунок) А что-то в этом есть! Я про цветовое решение…
                                                 (из фильма «По семейным обстоятельствам»)

    «А что-то в этом есть!»
    Вот и я в русле девиантного поведения и каузальной атрибуции попыталась взглянуть объективным взглядом убеждённой реалистки на новое «изделие» моего друга Виктора Танюкевича.
    Можно, конечно, для предъявления своих аппликаций использовать текст Франца Кафки ( тоже абсурдиста, только в литературе ),  но мне бы хотелось почитать эссе самого автора к своим «изделиям», тем более, что он  писать умеет.)))
    (Что до Кафки, то были попытки осмысления его текстов через экзистенциализм, иудаизм,  через    фрейдистский психоанализ  и через аллегории метафизического поиска Бога, но вопрос остаётся открытым и поныне. Загадочен Кафка и для современного читателя. Как, впрочем, загадочен любой талантливый абсурдист для нормального  любознательного читателя и зрителя. Поэтому выбор текста, по-видимому,  продолжение загадочности изображений автора (?).
    В одной статье я прочитала:  «Талантливо — не значит хорошо. Можно талантливо устраивать
    террористические акты, талантливо пытать людей, талантливо создавать компьютерные вирусы и т. д. Талантливый абсурдист — это всего лишь абсурдист особо вредный, а значит, подлежащий нейтрализации в первую очередь».(Александр Бурьяк «Абсурдизм в различных областях искусства»).

    Сразу должна оговорить свой подход: я категорически не приемлю различные  «нейтрализации» в искусстве — ни с бульдозерами, ни без. Хотелось бы развить эту тему…  но как-нибудь в другой раз, не хочу уходить от аппликаций.
    Итак, в собственном комментарии автор сетует:  «С горечью должен согласится с мнением, что эволюция в области техники нанесения изображения, приемов и композиционных подходов в сюжетах картин прекратилась. Остались интерпретации и импровизации».
     ТАКИЕ или похожие сетования были на всех этапах развития изобразительного искусства, тем не менее «эволюция» не прекратилась и, думаю, не прекратится никогда. Стоит взглянуть на бурное развитие анимации в кино — и не только её, компьютерная техника совершила переворот в технических возможностях изобразительного и киноискусства. «Что день грядущий нам готовит», мы ещё не знаем… Хотелось бы, чтоб на пользу развитию, а не упадку…
    Читаем дальше: «Так почему же «аппликации»? Избавление изображения от смысловой самодостаточности. Картинка должна раздражать зрителя своей незаконченностью и «силуэтностью» сюжета, мотивировать желание искать завершение в продолжении».
    О… И раздражает, и мотивирует!))).
     Это я помню  с детства: наляпав краски на лист бумаги, а потом сложив его пополам, мы получали в результате этих манипуляций отличные абсурдистские фантазии, которые с интересом развивали, дорисовывая их по своему усмотрению. Главное — не надо учиться ни композиции, ни перспективе, ни штриховке, ни основам сочетаемости цвета. Всё фантастично и интересно! А главное — «получил удовлетворение завершением: и увидел, что это хорошо».)))
    Мне очень понятно стремление автора «вырваться в аксонометричность если и не формы, то смысла», и , желая поддержать его в этом стремлении, отмечу, что для абсурдизма ничего невозможного нет! Как в литературе, так и в изобразительном искусстве.
    Как выразилась моя дочка Сашенька, посмотрев картинки «Домика Гримма»: «Очень интересно! Просто у реалистов и абсурдистов мозги повёрнуты по-разному!»)))
    Тем не менее, мы с ней попытались осмыслить по возможности изображения с их названиями. Нашли соответствия и нашим впечатлительным натурам. Правда, не во всём… Вот абсолютно в десятку «Древо вдохновения» — это мы рассматривали долго… Интересны и остальные работы, каждую из которых мы могли бы описать по впечатлению исходя из названий… Вот только «Жаркое из кролика», на наш НЕабсурдистский взгляд,  требует другого названия, а именно: «У кролика понос!»)))
    Ну… Я надеюсь наш искренний интерес к данной публикации компенсирует некоторые несовпадения в замыслах автора и впечатлениях от результатов этих замыслов, что вполне естественно для такого рода искусства.
    Виктору наши искренние пожелания успехов! Продолжайте «верить в себя самого”!
    И конечно, раз появились эти «аппликации», значит, это кому-нибудь нужно. Вот, к примеру, НАМ!

    P.S. Добавки от Саши (в расчёте на чувство юмора).
           1. «Пусть Виктор докупит и других красок, кроме красной и чёрной!»
           2. «Я тоже люблю кафку, особенно гречневую!))»
           3. «Мамуль, твоему небу далеко до его кролика!))»
           4. «А на слово «понос» он не обидится? Может, лучше картинку назвать:  «Реакция кролика на  капусту с молоком»?))»

    )))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

  6. Виктор

    Да, Андрей, по одной земле ходим, одним воздухом дышим, одними выборами…. (это между нами!). Думаю, для нашей, несколько абсурдной в своей закономерности житейской ситуации, двух «цветов» как бы и довольно. Любимую или убей или отдай (а ЕЕ промежуточное мнение никого и не интересует).
    Есть фон, есть аппликация – оттенки между ними пускай зритель додумает-дорисует… Я даже боюсь усложнить задачу: «дорисовать» оттенки между картинами и текстом…. Тут уж, любимую если и не убивать, то…. бросить «в набежавшую волну», а там, как врач не опоздает))). Однако же, что-то я размахался… А мне еще ниже двух женщин умиротворять нужно… о-хо-хо, вот так работаешь, себя не жалеешь…

  7. Виктор

    Вот… вот: уже затем нужно творить «абсурдное», что бы вызволить из «этикеточного погребенья» ТАКОЙ отзыв – реалисты, СМОТРИТЕ И ЗАВИДУЙТЕ!
    Да…..НО, уважаемая Наталья заподозрит и где-то местами обидится, если я традиционно не «пройдусь по косточкам» ее комментария. Идиосинкразический «массаж» порой болезнен, но инсоляционно мотивирован.

    «Талантливо — не значит хорошо». Здесь невольно задет огромнейший категорический императив (уж извините за выражение), а именно: КРАСОТА ИММОРАЛЬНА!!!! Не моральна, не (а)моральна, а именно (им)моральна – (над)моральна. Представьте талант в рамках…светской морали. Я рискну привести пример отношений Пушкина и тогдашнего «света». Эк он его в «Онегине» высек!!! А лермонтовское «восстал один он против света…и убит»? Виноват ли талантливо сделанный топор, коли оказался в руках убийцы? Но, моему таланту повезло: он достойно оказался в Ваших ручках – я спокоен… Рядом ощущаю еще пока робкие ручки Сашеньки…но я не тороплю…я выжидаю….

    «Остались интерпретации и импровизации». Думаю, пример с анимацией и кино только подтверждает мои слова: вовсю шествующие по миру 3D именно, отбрасывают плоскость и выходят в трех-мерность (визуальную, но не смысловую). А грядущая голография и вовсе поставит крест на…. Уточняю: я говорю о концептуальных тенденциях, а «котики», «стожки» и «писающие мальчики», конечно, еще долго будут украшать наши стены.

    А почему Вы противопоставляете (вернее, меня подозреваете в этом) «абсурдистские фантазии» и «учиться… основам сочетаемости цвета»? Одно другому не мешает. Примеры Пикассо, Модильяни, Малевича…. не подтверждают их переход от академической грамотности к … смысловым аппликациям? Мне нарисовать табуретку?

    И все же, Вы не разгадали («загадочный» ведь) мой главный посыл этой публикации: театр!
    Главное ведь: заглянуть в промежуток между изображением и текстом (врозь по отношению друг к другу они, действительно, абсурдны). Нельзя на сцене рассматривать отдельно свет, звук, декорации и актеров – только в единой композиции. Впрочем, как я уже и говорил: в данном случае эта связь очень слаба…для массового зрителя!!!

    Ну, и Саше в виду дальнейшего проникновения и погружения (держитесь за мамку!):
    1. Зеленое с желтым на голубом?…. пеленки с «детской неожиданностью»????
    Да, экспрессивно… свежо… неожиданно…
    2. Ежедневное поглощение кафки обогащает МОСХ.
    3. Небу захочется быть еще дальше, если кролик станет на уши и….
    4. Родилась ассоциация: «Сашина акцентуация на кроличью дефекацию»
    :))))))))))))))))

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(https://gallery.beloi.by/wp-content/uploads/2019/07/h3.jpg);background-size: cover;background-position: top center;background-attachment: initial;background-repeat: no-repeat;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 150px;}